О нас

СТБ необычный телеканал. Тяжело описать весь тот внутренний мир, который царит на телеканале. Однако можно в него заглянуть, прочитав интервью Генерального директора СТБ -Бородянского Владимира Владимировича:

 ---

Всплеск невиданного интереса к талант-шоу, волнения вокруг них, з рительская активность - все это в огромной степени инициировано деятельностью канала СТБ, который, хоть и не первопроходец, но точно законодатель мод и лидер в этой области. Кто вдохновляет процесс откапывания талантов в нашей стране, кто настраивает большой организм СТБ на сладженную работу по огранке этих талантов, кто в конце концов превращает все эти игры в бизнес, и как именно это делает...

На канале его называют ВВ - по-моему, без прогиба, но и без фамильярности. С уважением, в общем. Я встретилась с Владимиром Владимировичем у него в кабинете и расспросила его обо всем - планы, мечты, удачи и неудачи, любимые люди, игры и бизнес - такие вот темы меня интересовали в связи с его личностью. Читайте, интервью получилось искренним.

Няня: Ваш телеканал – лидер по производству талант-шоу. В массовом порядке артисты становятся звездами, благодаря вашим прямым эфирам. Почему бы вам не открыть варьете или музыкальный театр? Думаю, это было бы хорошей статьей дохода для вас и местом работы и реализации открытых вами артистов. Думали ли вы над такой возможностью?
ВВ: Мы ведь уже сделали « Барона». Надеюсь, что у вас еще будет возможность его оценить. Скажете, хорошо или плохо. «Барон» - это первая попытка сделать так, чтобы люди, которые к нам приходят, имели системное место работы для реализации своего таланта. Пока что успешно – у нас продан весь декабрь и половина января. Мы будем давать два дополнительных концерта – на 25 и 26 декабря. Сейчас это танцевальное шоу. Надеюсь, следующее уже будет с певцами, талантами и танцорами. Это стоит кучу денег. У нас есть внутренняя мечта - мы хотим иметь место творческой реализации для своих людей. У нас сейчас на канале и около канала сосредоточилось много талантливых людей. Мы бы назвали это место центром, театром, как угодно. Будет там хотя бы одна, желательно две сцены, скорее концертные площадки. Постоянные. Мы будем ставить, наши режиссеры - у каждого из наших творческих людей есть амбиции…

- Эта идея просто просится для воплощения в связи с деятельностью вашего канала.- Она уже давно просится. Мы должны доказать сами себе, что это может быть прибыльно, что это может работать. Задача правильная, я считаю. Это должно быть эффективно. Это не должно быть благотворительностью. Если мы сможем сделать так, чтобы «Мюнхгаузен» был эффективным, будет отлично. Или хотя бы нулевым. .. Есть мечты – они дальше упираются в деньги. Только в деньги. Это большой проект - не на 2-3 миллиона долларов. Он стоит около 20 миллионов долларов. Сейчас просчитываем проект. Нужен кусок земли, нужен проект театра, и не просто театра, а системы управления сценой, светом, звуком, проекционной техникой и т.д. Но мечта такая есть, и я надеюсь, что в обозримом будущем, в течение трех лет мы к ней придем. Будет быстрее - отлично. В стране нет ничего аналогичного – мы можем быть первыми и делать это качественно.



Есть мечты – они дальше упираются в деньги


- У СТБ сейчас стремительный взлет. А что дальше, что вы планируете? Сколько можно делать талант-шоу?

- Я считаю, что ниша талант-шоу далеко себя не исчерпала. Мы видим наоборот рост интереса. «Танцы-3» собрали показатели выше, чем «Танцы-2», «Танцы-2» собрали показали выше, чем первые. «Таланты» вторые собрали больше показатели, чем первые. Зрительский интерес растет, а мы стараемся. Команда старается, взрослеет. Что хорошо – наши ребята не останавливаются. Они постоянно ищут что-то новое. Если вы посмотрите, как снимается "Х-Фактор" и «Танцуют все», то увидите, что это постоянно поиск новой формы. Первый эфир очень сильно отличается от последующих. Я рад, что у нас хорошие операторы, режиссеры, сценаристы, руководители. Они могут постоянно в рамках заданного шоу находить что-то новое.

- Как вы выращиваете своих специалистов? Может, переманиваете откуда-то или обучаете сами? Есть накатанный путь?- Это происходит не спонтанно. У нас есть внутренние школы. Школа сценаристов, режиссеров, скоро появится школа продюсеров. У нас бесплатное обучение, мы платим стипендию. Есть предварительный отбор, потом обучение. Это скорее не школа, а курсы повышения квалификации. Они двухмесячные, и в течение этого времени люди узнают наши подходы, понимают, что к чему. Те, кто понимают – остаются на канале.



Я рад, что у нас хорошие операторы, режиссеры, сценаристы, руководители


Это один из способов. Есть сеть отбора руководителями, рекрутингом. Существует иллюзия, что на телевидение тяжело попасть. На самом деле, на телевидении громаднейший кадровый дефицит. Дефицит журналистов, дефицит сценаристов, дефицит режиссеров, дефицит актеров - всех специальностей. Не могу сказать, что мы мало платим. Мы делаем это соответственно существующему рекламному рынку. Будет рынок больше – будем платить больше. У телевидения есть одна особенность. Здесь ты не можешь работать в полноги. Невозможно, это не получится. У нас чрезмерно напряженная работа. Мы работаем очень в напряженном темпе. Думаем, как разгружать людей, набираем новых. Такой темп, как у нас, это не очень хорошо, мы это понимаем.

- Кто те сотрудники, которым вы доверяете набирать и отбирать людей?

- Есть кадровая служба. Есть критерии. Они осуществляют первичный отбор. Сейчас мы очень отладили процедуру. Не переживайте. Компания отстраивается.



Сейчас мы очень отладили процедуру


- Не принято говорить об источниках финансирования…

- Они простые – доход. Канал прибыльный.

- Слышала, что вы отказываетесь от рекламодателей, которых считаете мелкими. Вопрос в том, что если ваши нынешние инвесторы вдруг откажутся от финансирования…

- Мы достаточно эффективный бизнес. Мы приносим прибыль. Может, небольшую, но прибыль. Что касается того, что спонсоры могут отказаться. Вот, допустим, вы пошли купить себе костюм за 10 000 долларов. А вам предлагают за 20 сказать, что он не ваш, а общий с кем-то. Пойдете ли вы на это? Может, не очень удачный пример. Но спонсор, который приходит в шоу, должен получать соразмерные услуги. Его деньги должны быть соразмерны объемам проекта. А проекты у нас многомиллионные, и спонсор не может войти в проект с суммой 200 тыс. гривен. Есть порог входа. Это осознанное решение. В разных шоу у нас разные условия для порога входа. Это политика канала. Я глубоко убежден, что нельзя войти в Х-фактор с бюджетом меньше двух миллионов гривен. Эти шоу прибыльные. У них есть свой жизненный цикл. Первые «Танцы» нам были убыточны. Вторые – были с небольшой прибылью. Первые «Таланты» были убыточны, вторые – прибыльны. При этом еще очень важно, как мы считаем прибыль и убыток. Есть прямой счет, прямая эффективность, а есть косвенная эффективность. Восприятие канала, и как это влияет на соседние слоты. Каждый проект принес новую аудиторию. В целом канал вырос. Нужно оценивать общую эффективность. Но и об отдельной эффективности не нужно забывать. Если канал в целом эффективен – значит все эффективно.



А проекты у нас многомиллионные, и спонсор не может войти в проект с суммой 200 тыс. гривен

- Что для вас важнее – закупной продукт или то, что вы произвели сами? О чем вы больше думаете?

- Обо всем. Нельзя сказать, что что-то важнее. Ну, на то, что мы делаем сами, уходит больше сил и энергии. А закупки – это закупки. Не просто процесс, но проще, чем что-либо делать. Если говорить об энергии, то мы ее тратим больше, конечно, на собственное производство.

- Складывается впечатление, что «Х-фактор», «Танцы», «Таланты» - это ваши любимые игрушки. Это правда?

- А что это значит – любимые игрушки? У меня любимая игрушка – это телевидение. Это не игрушка, а серьезный бизнес, к которому мы серьезно подходим. Может, кажется, что мы не серьезно это делаем, но мы с достаточным пониманием относимся и к деньгам, к творчеству и к некоему балансу между этими вещами, хотя его и сложно найти. Нам нравится заниматься телевидением, нам нравится получать удовольствие, из ничего что-то создавая. Все службы получают удовольствие. Мы считаем, что телеканал должен выглядеть так – это единый нерв. Я бы не сказал, что это игрушки. Мне нравится и «Холостяк»…



Это не игрушка, а серьезный бизнес

- Кстати, о «Холостяке». Вы себя отожествляете с героем этого шоу?
- Я себя нет.

- Неужели вы ни разу не задумывались над тем, как в контексте шоу будет чувствовать себя главный герой?
- Мысли есть. Это одна из задач – ты должен ставить себя на место героя. Конечно, это нормально. Мой осознанный путь создать условия, при которых люди могут реализовываться. У героя «Холостяка» эта самореализация на экране.

- А вы могли бы стать героем «Холостяка»?

- У меня же нет желания самореализовываться на экране. В публичной сфере.

- Но вы же любопытный человек?
- Очень любопытный. Я вообще считаю, что любопытство – это одна из вещей, которые двигают человечеством. Мне нравится активное любопытство, не пассивное.

- А любопытство по отношению к себе вам не присуще?

- Присуще. Я не буду лукавить.

- Тогда вам наверное интересно узнать, что думают и как воспринимают вас окружающие люди. Как вы считаете, что они о вас думают?

- Это знание, думаю, никак меня не изменит. У меня есть представление о себе. Я считаю, что человек должен оставаться нормальным человеком. Я думаю, что я органичен. Я ничего для себя специального не придумываю.




У меня есть представление о себе. Я думаю, что я органичен


- Люди это понимают?
- Я не знаю. Мои взаимоотношения с коллегами, подчиненными, друзьями – комфортны для меня и, надеюсь, не очень некомфортны для них. Возможно, они и недовольны, но мне сложно себя оценивать. Все же говорят, что они хорошие, но не факт, что они такими являются.

- Не кажется ли вам, что у вас на канале есть серьезные противоречия. Служба н овостей находится в постоянном конфликте с редактором.
- Я бы не сказал, что она регулярно конфликтная.

- Не хотели ли бы вообще отказаться от «Вікон»?

- Не хочется. Сейчас «Вікна» переживают сложный этап своей жизни. Думаю, будет новый этап их развития. Главное, не застаиваться и быть интересным своему зрителю. Не работать для самого себя, для удовлетворения собственных амбиций. Мы работаем для зрителя. Когда люди работают для самих себя – это видно. Ты должен жить интересами зрителя, когда твои сюжеты, программы находят у зрителя некий отклик. И это видно. Можно посмотреть любую программу телеканала и понять, что мы живем интересами телезрителей.

- Есть противоречия между тем, что канал частный, у его владельца, понятное дело, есть свои интересы. Не всегда то, что делает новостийная служба, соответствует его интересам. Как эти противоречия можно решить принципиально?
- Придерживаясь стандартов. Ты обязан делать так, чтобы твой продукт был сбалансирован. Важно в новостях да и во всех программах соблюдать баланс. Баланс интересов, мнений - всего. Нельзя врать. Есть внутренние принципы у меня, и у акционеров и у журналистов. Есть редактор, который не должен допустить вранья и манипуляций.



Сейчас «Вікна» переживают сложный этап своей жизни

- Департамент документальных программ, которым руководит Алексей Мустафин, уже функционирует?

- Снимают пилот. Снимут – скажем. Пока не говорим. Мустафин уже и там, и там ( в департаменте документальных программ и в новостной службе, - МедиаНяня).

- А кто будет руководить «Вікнами»? Я знаю, вы говорили с какими-то москвичами…

- Мы никого еще не набирали, только собеседовали.

- Что получилось, а что нет, из того, что вы задумывали в «Бароне Мюнхгаузене»?

- На эмоциональном уровне все очень удачно. Хореография отличная, он атмосферный, многие вещи получились. Есть технические моменты, которые сейчас дотачиваются. У нас были проблемы со светом. Они ощутимы для тех, кто их задумывал. Для зрителя они не ощутимы. Надо еще отдавать отчет, что это первый наш опыт в таком деле. Мы очень трепетно относимся к зрителям, которые пришли, заплатили свои деньги. Мы сделали все, что могли на этом этапе развития. Мы знаем, как надо довинчивать. Мы будет постоянно его довинчивать. Мы должны максимально приблизить этот проект к тому, как хотим его видеть в конечном итоге. Во-вторых, мы узнаем для себя много нового. И следующее наше шоу будет лучше, чем это.

- Расскажите, что имелось в виду под 3-D эффектами.

- Это когда у вас есть ощущение, что вся сцена заполнена, например, бабочками. Или дождь идет по сцене. Это происходит благодаря проекторам и свету. Экраны есть сзади, спереди. Мы не успели сделать пресс-показ. Но вскоре, надеюсь, это сделать. Мы все стараемся. Я видел много шоу - практически все бродвейские мюзиклы. Штук десять, наверное, «дюсолейских» постановок. Это другое. «Дю Солей» – это не знаю сколько лет истории – 26 лет. Это цирк. У нас все-таки целостное произведение. «Дю Солей» - это набор номеров. У нас это драматургическое произведение. Это скорее имеет отношение к мюзиклу, только у нас не поют. Были мюзиклы в Лондоне, с которых я уходил с половины. Здесь бы я не ушел. Не потому что мы это делаем.



Это ощущение, что вся сцена заполнена бабочками... Или дождь идет по сцене...

- А какая длительность?

- Два с чем-то часа. С антрактом. Это полноценная постановка, над которой ребята во главе с Костей Томильченко работали девять месяцев.

- Хочу поговорить про " Х-Фактор" онлайн. Что поменяется в связи с его запуском?

- Ничего не изменится. Мы будем продолжать ездить по разным городам и проводить кастинги. "Х-Фактор" онлайн – это возможность попасть людям из интернета в большое шоу, спев песню. Победитель войдет в сотню тренировочного лагеря. Судьи его посмотрят и решат. Это онлайн-версия кастинга.

- Жюри поменяете на следующий "Х-Фактор"?
- Нам нравится наше жюри.

- А кто больше всех нравится?
- Все нравятся.

- Так не бывает.
- Почему? В шоу не должно быть необязательных элементов - участники песни, оформление, кастинг, жюри, ведущие - не должно быть нигде необязательности.

- А что такое необязательность?

- Нет мелочей. Нет ничего не важного. Каждый член жюри подобран по определенной причине, во взаимодействии друг с другом, по определенной психологической модели.

- В «Танцах» очень удачно подобрано жюри. Заменить этих людей, по-моему, невозможно. Что касается жюри "Х-Фактора", мнения очень разные. Неужели, у вас нет сомнений по этому поводу?

- Это нормально, что людям что-то не нравится, а что-то нравится.

- Ну, вопрос-то простой. Елка, например. Кто такая Елка? Спела 2 хита...
- Ну, она нравится. Она искренняя, она настоящая, она эмоциональная, она хорошо разбирается в музыке...



Ну, она нравится. Она искренняя, она настоящая...

- Роль судьи отведена человеку, который никаких особых достижений в этой области не совершил.

- Я с вами не согласен. Вот вы говорите, 2 хита сделала. А нужно сколько - 5 хитов? 10? Вот какой критерий, чтобы она сидела здесь в жюри "Х-Фактора". Мне наши судьи нравятся все, и нравятся по отдельности, и точка. Менять их не будем.



Мне наши судьи нравятся все, и нравятся по отдельности, и точка

- Какие новые фишки будут в третьем сезоне «Талантов»?
- Больше талантливых людей. Будет больше жанров. Не знаю, будет ли такое открытие, как песок, но мы верим. Есть великолепное перевоплощение, пришли фокусники неплохие очень. Пришли люди, играющие на музыкальных инструментах, скажем так, необычным способом. Поэтому в первую очередь это уровень кастинга, уровень драматургии, уровень режиссерской работы. Этим будет отличаться. А когда будут прямые эфиры, то - постановками. Скажем так, опыт и технологии, который мы приобрели в «Бароне», будут применяться и в «Талантах». Креативная команда усилилась.

- У меня на очереди личные вопросы. Начнем с того, как вы пришли в телевидение, что послужило начальным толчком
?
- Я работал в «Альфа банке». «Альфа банк» в 2003 году владел «Новым каналом», и я работал в «Альфа банке», как проектный менеджер. В 2003 году Александр Ткаченко задал мне вопрос, не хотел бы я прийти поработать на телеканал СТБ. Это было для меня очень необычно. И где-то в мае - переход длился долго, потому что мне нужно было закончить много работы – так вот, 1 мая 2004 года я пришел на канал.



Это было для меня очень необычно

- А что вы думали в этот момент? Как это «не хотите ли вы перейти на телеканал СТБ»?
- Это был вызов. Это было интересно. У меня был период раздумий над всем этим.

- А что вам именно предложили на СТБ?

- Ну как. Возглавить канал. Потом стало еще страшней.

- Почему?

- Знаете, мне кажется, что если тебе страшно, и ты делаешь - это правильно, а если тебе страшно и ты не делаешь - это неправильно. Я пришел в неизвестное место, мне нужно было добиться результата. Телевидение - это сплетение всего. И команду людей надо было собрать. Это было очень интересное время. Тогда была одна ступенька нашего развития. Сейчас другая.



А потом стало еще страшней...

- А кто вы по знаку зодиака?
- Козерог

- Как вам руководится? На какие жертвы вам приходится идти, чтобы подчиненные вас услышали, так как вы хотели бы.
- Мне кажется, что хороший руководитель - терпеливый. В нем должны уживаться неуживаемые качества. Он должен быть решительным. Я не говорю, что я такой. Я просто говорю, что правильный руководитель должен быть таким. У него должна быть воля. У него должно быть видение, он должен понимать, куда он идет и кого он с собой ведет. Он должен уметь мотивировать свою команду. Не только деньгами, но личным примером. Ему должны верить, к нему не должны бояться повернуться спиной. Он должен быть терпеливым. Он должен быть обязательно справедливым. Если ты обладаешь какими-то из этих качеств - это уже хорошо. Есть важнейшие критерии – у тебя должна быть воля и видение. Это две вещи, без которых, наверное, невозможен хороший руководитель.



Он должен быть терпеливым. Он должен быть обязательно справедливым

- Хорошо, ну, бывают же моменты полного непонимания друг друга. Вот вы просто не понимаете с человеком друг друга, такое бывает. Приходится ли вам действовать порой агрессивно? Или вы доверяете это делать другим людям?

- Да бывает. Я не делегирую неприятных полномочий другим людям. Я обычно говорю в глаза человеку, что думаю. Что его работа меня не устраивает, поэтому мы расстаемся. Это моя работа, это я должен сказать или его непосредственный руководитель. Я не избегаю неприятных разговоров.




Я обычно говорю в глаза человеку, что думаю. Что его работа меня не устраивает, поэтому мы расстаемся

- Как вы просыпаетесь? Как вы отравляетесь на работу - с каким настроением?

- Обычно с хорошим.

- Какое ваше любимое время суток?

- Мне нравится все. И утро, и день и вечер.

- Что вы больше любите - когда вы загружены работой - вот такими проектами - или когда вы что то закончили или что-то задумываете? Какое состояние вам больше всего нравится?

- Разные состояния нравятся. Нравится состояние, когда что-то получилось. Вот ты строил-строил дом, и наконец он стоит. Приятное состояние. И возбуждающее волнительное состояние, когда ты задумываешь что-то новое и начинаешь это делать, когда из ничего начинает что-то появляться. То есть, как рождение этого дома, этапы его строительства и финал – все это очень волнительные моменты. Собственно говоря, вот телик он и дает всю эту гамму чувств, потому что ты каждый год, день, месяц делаешь что-то новое.



Нравится состояние, когда что-то получилось

- Кстати, вы никогда не задумывались о том, что зазомбировали огромное количество народу своим теликом, своими талант-шоу?

- Я думаю, что мы изменили громадное количество народу в лучшую сторону. Я думаю, что мы показали стране, что ей есть, кем гордиться. И это правда. Вот есть обычные ребята, которые, приходя в проект, каждый день работают, развиваются и добиваются результатов. Мы показали всей стране, что можно своим трудом добиться успеха, что в стране живет множество интереснейших людей с различными талантами. Это очень важно - чувствовать, знать, понимать, быть сопричастным к чему-то стоящему. Да мы это сделали. Не зазомбировали. Наоборот, я уверен, что кто-то пошел танцевать, а кто-то пошел в музыкальную школу, и кто-то поверил, что, продолжая дальше заниматься пением, он станет певцом.

- Какие женщины, девушки вам нравятся? Возможно, мужчины. Как вы себе представляете ваш идеал женщины?

- Я вам скажу так - важно, чтобы она была искренняя, настоящая, живая, хотящая, добрая, понимающая, со своей точкой зрения... Ничего сверхъестественного...



...чтобы она была искренняя, настоящая, живая, хотящая, добрая...

- У вас есть такая?- Этот вопрос мы опускаем.

- Вы готовы ее рассмотреть, увидеть? Думаете, вы заметите ее, занимаясь огромным количеством ваших дел?
- Поживем-увидим. Думаю, что это возможно.

- Прокололись?- Нет, не прокололся.

- Как вы встретите Новый год?- На работе.

- Любите вообще этот праздник?- Я не могу сказать, что я по-особенному к нему отношусь. Он для меня традиционный, в этом есть своя прелесть - мандарины, елка, семья, которая собирается. У меня скорее такое трогательное отношение.




Мандарины, елка, семья...

- Желания вы загадываете?

- Нет, я это делаю не на Новый год. Я не загадываю, я хочу и пытаюсь сам идти к своим желаниям.

- Есть ли какой-нибудь человек, о которым вы могли бы говорить бесконечно?
- Нет, наверное. Я не знаю, что такое бесконечно говорить.

- Знаю, что у вас есть племянница. Слышала, вы ее очень любите. А кого еще вы любите?
- Племяннице 24 года. Я люблю сестру, племянницу – близких людей, которые меня окружают, маму. Я пытаюсь для них что-то сделать, насколько я понимаю, умею…



ВВ проводил меня к выходу, улыбаясь. Большой он человек...